Бои на озере Хасан

 ( 29 июля - 11 августа 1938 гг. )

часть 1

Скоротечные события у ранее безвестного в истории озера Хасан стали своеобразным послесловием оккупации Японией соседней Маньчжурии, которая началась в 1931 году.

Предыстория захвата Японией северо-восточных провинций Китая (Маньчжурии) относится к 1927 году. Тогда в столице страны Восходящего Солнца состоялось представительное совещание, которое выработало стратегическую линию геополитических устремлений империи на ближайшее перспективное будущее. Итоговый документ Токийского совещания получил название "Меморандума Танаки". В нем говорилось: "Овладев всеми ресурсами Китая (под Китаем подразумевались и Маньчжурия с Внешней Монголией) мы перейдем к завоеванию Индии, стран южных морей, а затем к завоеванию Малой Азии, Центральной Азии и, наконец, Европы".

Именно в этом документе были сформулированы агрессивные планы японской империи на ближайшие десятилетия. С 1927 года Япония приступила к активной подготовке к новой мировой войне, а начать борьбу за мировое господство было решено с соседней Маньчжурии.
Оккупация Маньчжурии
Обстановка на театре военных действий

Три китайские провинции Хэйлунцзян, Гирин и Ляонин составляли обширный район Северо-Восточного Китая, известный под названием Маньчжурии. Здесь проживали десятки миллионов жителей, были богатые залежи угля, железной руды и других полезных ископаемых, так необходимых японской империи для проведения захватнических войн. На Севере по рекам Аргуни и Амуру и на востоке по Уссури Маньчжурия граничила с Советским Союзом, на западе с Монгольской Народной Республикой и китайской провинцией Жэхэ, на юге по реке Ялу с Кореей, в то время колонией Японии. Самый южный район Маньчжурии Ляодунский (Квантунский)  полуостров с  военно-морской  базой Порт-Артур и крупным портом Дальний. Он был "арендован" Японией в 1905 году после русско-японской войны.

Если изучать крупномасштабную карту Маньчжурии, то можно увидеть железнодорожную магистраль, прорезающую всю ее территорию с северо-запада на восток. Начинаясь у пограничной станции Маньчжурия, магистраль через Цицикар и Харбин проходила к Владивостоку. От Харбина по территории Южной Маньчжурии через Чанчунь и Мукден к Дальнему и Порт-Артуру была проложена другая железнодорожная магистраль. Обе дороги были построены Россией и обошлись ей в сотни миллионов рублей. Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) к началу 30-х годов принадлежала Советскому Союзу и находилась под совместным советско-китайским управлением. Это было коммерческое предприятие, доход от которого распределялся между советским и китайским правительствами. Дорога не должна была использоваться в военных целях. Южно-Маньчжурская железная дорога (ЮМЖД) после русскояпонской войны 1904-1905 годов принадлежала Японии, и ее охрану несли специальные батальоны японских охранных войск. На Аяодунском полуострове были размещены отборные части японской армии, отлично вооруженные и обученные. Это была Квантунская армия.

Один из лучших экипажей 2-й механизированной бригады РККА, отличившейся в боях на озере Хасан, Танк Т-26 образца 1933 года оснащен фарами боевого света. Снимок сделан летом 1939 года. Особая Краснознаменная Дальневосточная армия, лето 1939 года (РГАКФД). Бронеавтомобили Тип 87 (Vickers-Crossley M25) в Тяньцзине. Отдельная бронеавтомобильная рота японской армии, 1937года (РГАКФД). Японские танки Renault FT-17 на улице Мукдена. Танки окрашены в зеленый цвети не имеют регистрационных знаков. Маньчжурия, 19 сентября 1932 года (РГАКФД). Японская пехота под прикрытием танка Тип 89ведет бои в Шанхае. Китай, февраль 1932 года(РГАКФД).

К началу 30-х годов в Китае продолжала сохраняться довольно сложная политическая обстановка. После поражения революции 1925-1927 годов власть в стране захватили сторонники национальной партии (гоминьдана). Гоминьдановское правительство во главе с Чан Кайши, располагавшееся в Нанкине и представлявшее главным образом интересы крупной буржуазии, вело упорную борьбу против различных милитаристских режимов, контролировавших Северный Китай и другие районы страны. С другой стороны, оно вынуждено было все большее внимание обращать на борьбу против революционного движения и, прежде всего против советских районов, созданных в 1928-1930 годах под руководством Китайской коммунистической партии в Южном и Центральном Китае.

Правителем и командующим вооруженными силами Маньчжурии был Чжан Сюэлян сын диктатора Маньчжурии Чжан Цзолиня, погибшего 4 июня 1928 года при взрыве поезда, организованном группой офицеров Квантунской армии. Он принимал активное участие в борьбе с нанкинским правительством, хотя в декабре 1928 года и объявил о признании его власти. Под общим командованием Чжан Сюэляна было около 300 тысяч человек, однако, эти подразделения были неудачно дислоцированы, и в случае внезапного выступления частей Квантунской армии против Маньчжурии ее правитель не мог противопоставить японским войскам достаточно крупные силы.

С 1928 года подготовкой солдат в армии Чан Кайши руководили германские генералы Ганс фон Сикт (Hans von Seekt), а затем Александр фон Фалькенгаузен (Alexander von Falkenhausen). Танковые войска китайской армии в 1931 году состояли из 36 танков Renault FT-17/18 и 24 танкеток Carden-Lloyd. На 176 дивизий армии гоминьдана этих сил было чудовищно мало. К тому же германские инструкторы находились только в 31 китайской дивизии. В целом же вооружены войска гоминьдана были достаточно плохо, недостаточной была их боевая подготовка. Во всех отношениях они значительно уступали отборным частям Квантунской армии.

В 1931 году угроза японской агрессии нарастала с каждым днем. Однако Чан Кайши все войска сосредоточивал против  КраснойАрмии Китая, рассчитывая после ее разгрома полностью подавить коммунистическое, рабочее и крестьянское движение в стране и с помощью западных держав заставить Японию пойти на выгодное для него соглашение. Он предпринял 3 крупных похода против районов, контролируемых коммунистами, используя при этом до 300 тысяч человек, но не добился успеха. Командование Квантунской армии и генеральный штаб Японии, учитывая создавшуюся обстановку в Китае, решили, что наступил удобный момент для начала захвата Маньчжурии.

Для осуществления планов большой войны нужен был не только мощный военно-морской флот, но и сильная, оснащенная новейшим оружием армия. И это хорошо понимали в столице островной империи. Однако армия Японии в 1931 году была значительно слабее и хуже оснащена современной военной техникой по сравнению с армиями таких ведущих государств мира, как Англия, США, Франция, Германия, Италия. В составе японской армии не было механизированных и танковых частей. Количество технических и инженерных частей и их оснащение не соответствовали тем задачам, которые возлагались на вооруженные силы империи в будущих захватнических войнах.

Поэтому, за несколько месяцев до начала агрессии, в июле 1931 года Высший военный совет Японской империи рассмотрел и утвердил проект реорганизации армии, основной целью которого являлось оснащение войск новейшей военной техникой и расширение производственных мощностей военной промышленности. Реорганизация армии согласно этому проекту была рассчитана на 7 лет (1932-1938), но в Токио торопились и реорганизацию начали уже в 1931 году, ведя ее ускоренными темпами. Основное внимание уделялось усилению военно-воздушных сил и противовоздушной обороны, кавалерийских бригад, а также механизации и моторизации армии на основе производства современной техники.

Бронетанковые силы японской армии (Ьяэтически возникли в 1925 году, когда были организованы 2 танковые роты, укомплектованные соответственно танками французского и английского производства Renault FT-17 и "Whippet" (Тип 2579). Эти подразделения входили в различные соединения: одна рота была придана 12-й пехотной дивизии, дислоцировавшейся в Куруме, а другая находилась в пехотном училище в Тибе. В 1931 году в Маньчжурию был отправлен взвод в составе 5 танков Renault FT-17 "Когата", усиленный взводом бронированных машин английского производства Тип 87 (Vickers-Crossley M25).

Британская пехота и бронеавтомобили, введенные в Шанхай для охраны английских граждан. Китай, март 1932 года (РГАКФД). Тяжелое крепостное орудие японской армии. Ляодунский полуостров, снимок сделан в начале 30-х годов (РГАКФД). 75-мм орудия образца 1905 года Тип 38 на железнодорожной станции. Китай, район Шанхая, март 1932 года (РГАКФД).

К июлю 1931 года в штабе Квантунской армии была завершена разработка плана оккупации Маньчжурии. План был направлен в генеральный штаб и в том же месяце утвержден его начальником. После проведения целого ряда совещаний с дипломатами и представителями заинтересованных монополий армейское командование приступило к практическому воплощению этого плана в жизнь.

Нужно отметить, что к Советскому Союзу эти события имели самое непосредственное отношение. С началом агрессии против провинций Маньчжурии заканчивался первый этап планировавшейся японской агрессии против Советского Союза, выразившийся в подготовке к захвату плацдарма на континенте. Интересно отметить, что в приговоре Токийского трибунала, этом итоговом документе тщательной трехлетней работы юристов многих стран, было зафиксировано, что "военные планы японского генштаба с начала рассматриваемого периода (с 1928 года) предусматривали в качестве первого мероприятия оккупацию Маньчжурии. В японских военных планах захват Маньчжурии рассматривался не только как этап в завоевании Китая, но также как средство обеспечения плацдарма для наступательных военных операций против СССР"1.

В состав Квантунской армии перед вторжением входили 2-я пехотная дивизия и шесть отдельных батальонов охранных войск ЮМЖД. Пехотные, артиллерийские и кавалерийский полки дивизии были расквартированы в крупнейших городах Южной Маньчжурии. Общая численность армии составляла около 15 тысяч человек. По плану, разработанному штабом Квантунской армии, проведение оккупации возлагалось именно на эти части. Мобилизация дивизий, расположенных на островах, и их переброска на континент не предусматривались. И хотя китайские войска, дислоцировавшиеся в Маньчжурии, обладали огромным численным превосходством, в штабе Квантунской армии не сомневались в победе. На всякий случай в боевую готовность были приведены части 19-й и 20-й пехотных дивизий, расположенных в Корее, а в метрополии были подготовлены к отправке одна дивизия и одна пехотная бригада.

Согласно расчетам, сделанным в Токио, войну нужно было закончить в кратчайший срок, используя раздробленность китайских вооруженных сил в Маньчжурии. Бее операции должны были освещаться в прессе только как карательные экспедиции, употреблять слово "война" на страницах газет запрсчпалось. И японскому народу, и мировому общественному мнению все боевые действия преподносились только как инцидент, имеющий чисто внутренний характер. Подобная трактовка событий должна была устранить повод для вмешательства в войну других государств. Особое значение придавалось тому, чтобы привлечь на свою сторону отдельных китайских генералов с их армиями и натравить их друг на друга. Первым этапом плана предус матривался захват китайских городов, расположенных на трассе ЮМЖД. После этого, если ни Лига Наций, ни США не вмешаются в конфликт, должен был последовать захват остальной территории Маньчжурии.

Япония тщательно готовилась к захвату Маньчжурии, сохраняя свои приготовления в глубокой тайне. И всетаки скрыть все было невозможно.

5 сентября 1931 года корреспондент ТАСС сообщил из Токио, что японские газеты в течение последнего времени поднимают большой шум вокруг убийства во Внутренней Монголии капитана японского генштаба Накамуры. По их сообщениям, капитан совместно с двумя спутниками занимался исследованием Хинганского хребта и был убит китайскими солдатами. В кругах военного министерства, как сообщали те же японские газеты, открыто говорят о необходимости в ответ на убийство Накамуры оккупировать часть маньчжурской территории.

7 сентября в Москву из Шанхая поступило короткое сообщение корреспондента ТАСС, которое не оставило сомнений в том, как развернутся события в ближайшие дни: "Как сообщают из Маньчжурии, мукденские правительственные круги (правительство Маньчжурии) встревожены увеличением японских гарнизонов в Корее и Маньчжурии на одну дивизию и организацией около Дайрена военно-воздушной базы. Мукденские китайские газеты расценивают эти мероприятия как переход японской политики на путь вооруженного захвата Маньчжурии".
Военные действия в Южной Маньчжурии (19 - 20 сентября 1931 г.)

К 17 сентября все части Квантунской армии, расквартированные на Ляодунском полуострове и в городах Южной Маньчжурии, были приведены в полную боевую готовность. В этот же день приказ о приведении в боевую готовность корейской группы войск японской армии получил из Токио генерал-губернатор Кореи Угаки.

Повод для разжигания конфликта был найден с помощью японских диверсантов. Они заложили взрывчатку в вагон одного из поездов на ЮМЖД и взорвали его в ночь на 19 сентября, когда он находился в пути севернее Мукдена (Шеньяна). Состав сошел с рельсов, что для японского командования оказалось достаточным, чтобы отдать приказ о начале военных действий. Дальше события развивались согласно разработанному плану. В 8.20 утра 19 сентября на месте взрыва две роты японских солдат, вышедшие на полотно железной дороги, были обстреляны китайской полицейской охраной. Они ответили огнем и "сбили" охрану с дороги. В 9.00 в Мукдене на казармы китайских войск и на китайский военный аэродром обрушились тяжелые снаряды японских морских орудий. На сонных китайских солдат рушились перекрытия и стены. На аэродроме горели самолеты и ангары. Китайские войска и охранная полиция, а их общая численность составляла около 10 тысяч человек, не выдержали артиллерийского огня и разбежались, а китайские летчики покинули аэродром. И хотя японских солдат было всего лишь около 500, они заняли основные военные объекты Мукдена.

Через полчаса после "разрушения" пути около Мукдена командир японского гарнизона в Чанчуне, втором по величине городе Маньчжурии, "почувствовал" угрозу своим войскам со стороны китайского гарнизона города, мирно спавшего в своих казармах. Он приказал начать выступление японских частей в 3 часа ночи 19 сентября. Однако на этот раз японские расчеты не оправдались. Китайские солдаты по собственной инициативе, не дожидаясь  приказов  командиров, оказали японским войскам упорное сопротивление и заставили их отступить на исходные позиции. Вскоре под прикрытием артиллерийского огня японские части вновь перешли в наступление, и лишь к середине дня город был ими захвачен. Потери японских войск составили в Чанчуне около 400 человек убитыми и ранеными.

Войска гоминьдана на территории Маньчжурии в 1931 году численно составляли 115 тысяч человек (12 пехотных и 3 кавалерийские бригады),значительно превосходя японскую группировку. Однако Чан Кайши под нажимом США запретил оказывать сопротивление японцам

К вечеру 20 сентября все крупные города к северу от Мукдена до реки Сунгари были захвачены японскими войсками. Китайские части в беспорядке отступили на северный берег реки. Операция была проведена молниеносно, и это еще раз указывало на то, что план агрессии был разработан заранее и во всех деталях. После войны, когда стали известны многие документы, выяснилось, что по плану, разработанному в генштабе Японии, завершением первого этапа боевых действий являлся выход японских войск на рубеж Сунгари. Дальнейшие операции в Северной Маньчжурии планировалось провести позднее, когда будет ясна реакция китайского правительства, а также Англии, Франции, США и Германии по поводу захвата Японией Южной Маньчжурии.

Японские железно-дорожные войска под прикрытием двух бронеавтомобилей Тип 2593 "Сумида" ремонтируют Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД). КВЖД была продана советским руководством правительству Маньчжоу-Го 11 марта 1935 года за 140 миллион иен. Маньчжурия 1935 год (РГАКФД). Японская полевая артиллерия форсирует реку Ляохе. Маньчжурия, 1932 год. Японские средние танки "Оцу" (Renaul NC 27 Otsy Gat Sensha) и Тип 89 "Чиро" (на заднем плане во время боевых действий в Шанхае. Китай, 1937 год (РГАКФД). Артиллерия ялон ской морской пехоты (75-мм орудия ТипЗЕ образца 1905 года) перед открытием огня Китай, район Шанхая март 1932 года (РГАКФД).

В это время в столице Японии, узнав о начале агрессии, премьер-министр Вакацуки, занимавший более сдержанную позицию во внешней политике страны, почтительно испросив аудиенцию у императора, изложил ему позицию правительства. Премьер-министр предлагал прекратить агрессию и вернуть войска на Ляодунский полуостров. Вразумительного ответа от "сына неба" не последовало, тогда Вакацуки пришлось обратиться к военному министру генералу Минами, которому подчинялись генштаб и командующий Квантунской армией, и который имел право дать приказ о прекращении наступления и отводе войск. Но генерал ответил премьеру, что "отступление не в традициях японских воинов". Приказ об отводе войск может оказать отрицательное моральное воздействие на японских солдат, и поэтому речь может идти только о продолжении наступательных операций в Северной Маньчжурии. Чтобы успокоить премьера, генерал заявил, что "операция в Маньчжурии предпринята не только в целях защиты жизни и интересов японских граждан и их собственности в этом районе, но и в целях создания барьера на пути распространения коммунизма, в целях предотвращения советской угрозы интересам Японии и других великих держав в Китае".

Первые сообщения о событиях в Маньчжурии поступили в Москву из Шанхая, Токио и других городов днем 19 сентября. Сообщения были тревожные; боевые действия частей Квантунской армии начались в непосредственной близости от КВЖД. Все это не могло не беспокоить руководство Народного комиссариата иностранных дел, и в тот же день в 21.00 японский посол Хирота был приглашен к заместителю наркома иностранных дел Л. М. Карахану.

Карахан сообщил послу о занятии японскими войсками Мукдена и боях в Маньчжурии и поинтересовался, имеется ли у него какая-либо информация на этот счет. Никакой серьезной информации у японского дипломата не оказалось. Он лишь сказал, что в единственной телеграмме, полученной посольством, сообщалось, что в Мукдене никакого сражения не было и там "все благополучно". Заместитель наркома ответил послу, что его информация значительно более скудна, чем та, которой уже располагают в Москве. Хирота было заявлено, что событиям в Мукдене советской стороной придается самое серьезное значение, и от имени правительства СССР его попросили дать разъяснения в связи с тревожными событиями в Маньчжурии.

Но никаких разъяснений со стороны японского посольства не последовало. 22 сентября Хирота был приглашен уже к наркому иностранных дел М. М. Литвинову, но и на этой встрече он утверждал, что никакого ответа из Токио якобы до сих пор не получал. И лишь 25 сентября, во время новой встречи с Литвиновым, о которой попросил наркома сам посол, Хирота сообщил, что получил от своего правительства информацию о положении дел в Маньчжурии (и это через 7 дней после начала событий!). Согласно его словам японское правительство приняло первоначальное решение о не расширении военных действий и японские войска в настоящее время оттянуты в зону ЮМЖД. Их численность составляет 14400 человек. Японские части первоначально были двинуты в маньчжурскую провинцию Гирин, но позднее большая часть их была оттянута в Чанчунь, в район ЮМЖД. Японский посол заявил, что в Мукдене и других местах нет военной оккупации, и в них функционирует старое управление. Что касается слухов о посылке Японией войск в Харбин, то такие слухи вздорны. Посол заверил наркома иностранных дел, что у Советского правительства не должно быть поводов для беспокойства, так как положение постепенно смягчается.

Эта информация явно не соответствовала действительности, и японского дипломата можно было уличить во лжи. Но поскольку это было официальное заявление, то оно было принято советской стороной к сведению.
Отряд японских моряков на улицах Шанхая. Китай, март 1932 года (РГАКФД). Японский бронеав томобиль "Остин", захваченный император ской армией в России во время интервенции. Китай, середин. 30-х годов (АВЛ).
Военные действия в Северной Маньчжурии (2 ноября 1931 - осень 1932 г.)

13 октября 1931 года правителю Маньчжурии Чжан Сюэляну командованием Квантунской армии был предъявлен ультиматум, совершенно неприемлемый для китайской стороны. Япония требовала организации в Маньчжурии и Внутренней Монголии "независимого" правительства, перехода всех китайских железных дорог в Маньчжурии под полный контроль концерна ЮМЖД, передачи в полное распоряжение Японии крупнейших городов Маньчжурии, запрещения китайским войскам находиться в Мукдене и Гирине. Японские войска, получив подкрепления из Кореи, стремились продвинуться к северу, ведя наступление вдоль трассы ЮМЖД. После первоначальных успехов штаб Квантунской армии спланировал Цицикарскую операцию. Цицикар был крупным экономическим центром Северной Маньчжурии и находился на стыке важнейших оперативных направлений. Его захват давал японским войскам возможность перерезать трассу КВЖД и продвигаться вдоль железной дороги к советским границам в северо-западном и юго-восточном направлениях.

К концу октября почти вся Южная Маньчжурия была захвачена японскими войсками. К этому времени уже стало ясно, что никакого вмешательства в японо-китайские дела со стороны других стран не предвидится. Японские войска могли действовать безнаказанно. На заседаниях Лиги Наций велись бесконечные дискуссии, навязанные Японией, о ее праве вести карательные операции для обеспечения "безопасности японских граждан", и конца этим дискуссиям не было видно. США, видя, что их экономическим интересам в Китае ничего не угрожает и что острие японской агрессии направлено на север против советских дальневосточных границ, также не вмешивались в маньчжурские события. В Вашингтоне ничего не имели против того, чтобы войска Квантунской армии продвигались на север, подальше от сфер влияния США в Центральном Китае.

Интересно мнение американского посланника в Китае Джонсона. В своем донесении в Вашингтон, датированном 13 января 1932 года, он писал: "Я все больше и больше убеждаюсь, что японские действия в Мань чжурии должны рассматриваться больше в свете русско-японских отношений, чем китайско-японских. Высшие военные власти Японии пришли к заключению, что для них имеется возможность действовать в Маньчжурии и продвинуть японскую границу дальше на запад в подготовке к столкновению с Советской Россией, которое они считают неизбежным". Учитывая международную обстановку, правительство Японии, чтобы развязать себе руки для дальнейшей агрессии на Азиатском континенте, демонстративно вышло из Лиги Наций в марте 1933 года.

Нейтральную позицию заняло и нанкинское правительство Чан Кайши. Чжан Сюэлян, рассчитывая вести борьбу с ним за власть, отдал приказ своим войскам отойти в Северный Китай, и они фактически не оказывали сопротивления японским частям. Международная обстановка давала возможность япон ской военщине расширять агрессию в северном направлении, не опасаясь большой войны, к которой Япония еще не была готова. К этому времени части Квантунской армии были усилены двумя пехотными дивизиями. В южно-маньчжурских портах разгружались транспорты с танками, самолетами, орудиями и другой военной техникой.

Для того чтобы начать наступление на Цицикар, нужен был предлог, который выглядел бы солидно в глазах мирового общественного мнения. Поступили просто. Купили за юани или иены, сейчас этого уже не установить, "генерала" Чжан Хайпяна, обосновавшегося в городе Таоань. Организовав на японские деньги "армию" в 6 тысяч человек, он двинул ее на Цицикар, который обороняли китайские части под командованием генерала Ма. В коротком бою воинство "генерала" Чжан Хайпяна было разбито и отброшено от города, но во время боев были взорваны 3 моста на железной дороге Таоань Цицикар. Дорога принадлежала японцам, и повод для нового наступления был вполне подходящим. Если из-за одного взрыва на железной дороге захватили всю Южную Маньчжурию, то из-за трех взорванных мостов можно было, по мнению японского командования, захватить такой город, как Цицикар. Тем более что части генерала Ма вели оборонительные работы вокруг Цицикара, а это "угрожало безопасности японской армии". Задача по уничтожению китайских частей не ставилась, чтобы иметь в дальнейшем предлог для их преследования и движения японских войск на север.

В состав группировки по захвату Цицикара входило около 10 тысяч солдат и офицеров, легкие и тяжелые орудия, бронемашины, танки, бронепоезда, самолеты. И хотя ее численный состав уступал армии генерала Ма, она значительно превосходила последнюю в боевой технике. Наступление на Цицикар началось 2 ноября и закончилось 19 ноября вступлением японских войск в город. В результате японские передовые отряды вышли на КВЖД, получив возможность продвигаться вдоль этой железнодорожной магистрали на северо-запад и юго-восток к границам Советского Союза.

Следующей целью японской агрессии в Маньчжурии был захват Харбина, которому командование Квантунской армии придавало исключительно важное значение. Этот крупнейший политический и экономический центр Северной Маньчжурии насчитывал в то время около 400 тысяч жителей. Он был расположен на берегу судоходной Сунгари и являлся крупным речным портом и железнодорожным центром на стыке КВЖД и ЮМЖД и Хухайской железной дороги, идущей к Благовещенску.

Японский бронеавтомобиль Тип 87 (Vickers-Crossley M25) из состава японского флота на улице Шанхая. 1932 год (РГАКФД). Пулеметная танкетка Тип 88 (Carden-Lloyd Mark VI) из состава десантных наземных сил японского флота в Шанхае. Китай, март 1932 года (АВЛ). Японские моряки при поддержке двух бронеавтомобилей флота Тип 87 (Vickers-Crossley M25) обороняют свои позиции, Китай, начало 30-х годов (РГАКФД). Испытания французского танка Renault NC 27, поступившего на вооружение японской императорской армии под наименованием "Оцу" (Otsu Gata Sensha). Япония, начало 30-х годов (АВЛ).

При разработке плана захвата Харбина японские милитаристы полностью использовали "цицикарский опыт". Осуществить этот план должны были войска той же 2-й пехотной дивизии с приданными ей техническими частями усиления, которые овладели Цицикаром. К 3 февраля 1932 года, переброшенные на автомашинах из Чанчуня, они вышли на исходные позиции южнее Харбина. А утром 4 февраля 74 японских орудия, сосредоточенные на трехкилометровом участке прорыва передовых позиций противника, открыли огонь по китайским войскам. Их поддерживали два бронепоезда, а с воздуха бомбардировку проводили 36 самолетов. Под прикрытием артиллерийского огня 26 танков Renault FT-17 и бронемашин, перешли в атаку вместе с японской пехотой. На следующий день началась артиллерийская подготовка, бомбардировка и штурм главной линии обороны Харбина. Днем 5 февраля японские части полностью овладели городом.

После падения Харбина японское командование начало проводить Хинганскую операцию, основная цель которой заключалась в захвате западной ветви КВЖД от Цицикара до пограничной станции Маньчжурия, перевалов через Большой Хинган и выхода к забайкальским границам СССР.

К осени 1932 года почти вся территория трех северо-восточных провинций Китая была захвачена японскими войсками. А еще в начале этого года, 18 февраля, была провозглашена независимость  нового государства Маньчжоу-Го, в состав которого вошли провинции Маньчжурии. Под руководством японских советников было создано правительство этого "независимого" государства, во главе которого был поставлен наследник маньчжурского правящего дома марионеточный император Пу И, вывезенный из Китая японской разведкой. На территории нового государства при помощи японских штыков, террора и насилия удалось достигнуть "умиротворения". Японские монополии начали "освоение" этой огромной территории, где они чувствовали себя полными хозяевами. Основные силы правителя Маньчжурии Чжан Сюэляна отошли, не оказывая серьезного сопротивления, в провинцию Жэхэ, и только в двух районах на северозападном и юго-восточном участках КВЖД, примыкающих к Забайкалью и Приморью, слабо обученные и плохо вооруженные китайские части продолжали оказывать вооруженное сопротивление продвигавшимся к советским границам отборным частям Квантунской армии.

Одновременно с действиями в Северной Маньчжурии началась японская десантная операция в Центральном Китае в районе Шанхая-Ханчжоу.

С 23 по 28 января 1932 года корабли японской эскадры высадили на берег 2800 японских морских пехотинцев, которые должны были "поддержать японский, шанхайский охранный гарнизон и подавить антияпонские выступления и антияпонскую пропаганду в Шанхае".

Из-за упорного сопротивления 19-й китайской армии японцам не удалось с ходу захватить Шанхай. К середине февраля к этому городу была подтянута 24-я смешанная бригада, а также 9,11-я и 14-я пехотные дивизии. (100 тысяч солдат, 100 самолетов, 60 кораблей). К 1 марта северная часть Шанхая была захвачена японскими войсками. Однако под нажимом Англии, Франции и США 5 мая 1932 года войска агрессора были выведены из Шанхая.3

В период активных боевых действий Квантунской Армии значительно выросла численность парка бронетанковой техники японских войск. В 1932 году командование Квантунской армии, по достоинству оценившее результаты использования танков в Маньчжурии, перебросило из Японии танковую роту под командованием майора Хосомихо в составе двух взводов танков Renault FT-17 и Renault NC 27, одного взвода японских танков Тип 89А и одного взвода бронированных машин. Эта танковая рота принимала участие в оккупации северо-восточных провинций. И ее деятельность получила высокую оценку. По результатам использования бронетанковых подразделений было принято решение о формировании в 1932 году трех полков средних танков. 1-й танковый полк был сформирован в Куруме (Япония) на базе танковой роты 12-й пехотной дивизии, 2-й танковый полк был сформирован в Нарашино (Япония) с укомплектованием его личным составом танковой роты пехотного училища в Тибе, а 3-й танковый полк сформировали в Маньчжурии в районе Кунгчулинга из танковых подразделений, находящихся на территории Маньчжурии.

В состав 3-го танкового полка согласно штатному расписанию 1930 года было включено около 60 танков: 40 средних танков Тип 89А "Чи-ро" оригинальной японской разработки и 20 танков "Оцу" французского производства (Renault NC 27). Танки "Когата" (Renault FT-17), бронеавтомобили Тип 87 (Vickers-Crossley M25), а также трехосные БА 2592 "Сумида" были переданы и реорганизованы в отдельную бронетанковую роту Квантунской армии.

Кроме армейских бронетанковых соединений в оккупации Китая участвовали бронетанковые соединения японского флота. В 1-й бронетанковый батальон японского флота входили танкетки Тип 88 (Vickers-Crossley М25).

Таким образом, японские бронетанковые войска в Китае стали приобретать реальные очертания.

Бои в Северном Китае (20 февраля - 31 мая 1933 г.)

В августе 1932 года марионеточным правительством Пу И было объявлено, что китайская провинция Жэхэ является частью государства Маньчжоу-Го и что пребывание там китайских войск следует рассматривать как "нарушение суверенитета" этого государства. Подобные утверждения, конечно же, поддерживались и поощрялись в штабе Квантунской армии. Новый командующий армией генерал Муто, сменивший "героя" оккупации Маньчжурии генерала Хондзио, заявил: "Провинция Жэхэ должна быть подчинена Маньчжоу-Го путем ли соглашения с китайским правительством, путем ли вооруженной силы". Но новый район нужно было завоевать, а свободных сил для этого в 1932 году не было. Все части Квантунской армии были заняты проведением операций против китайских войск в Маньчжурии, и только к 1933 году, когда были разгромлены все антияпонские генеральские армии , а немногочисленные еще партизанские отряды вытеснены в горные районы Хингана, часть сил Квантунской армии удалось перебросить к границам провинции Жэхэ.

К концу 1931 года численность Квантунской армии достигла 64900 человек, а к концу 1932 года 100 тысяч человек. Эта цифра составляла чуть меньше половины численности всей японской сухопутной армии.

Китайские войска, сосредоточенные на границах провинции Жэхэ, представляли на первый взгляд достаточно внушительную силу: 78 пехотных батальонов и 13 кавалерийских полков общей численностью в 125 тысяч человек. Но их боеспособность была очень низкой. Иностранные наблюдатели, находившиеся в частях китайской армии, отмечали, что "без штабной службы, с генералами, стоящими за сотни миль от войск и линии фронта, без транспорта, не имея между собой связи, без зенитной артиллерии, без шанцевого инструмента, с солдатами, прошедшими лишь примитивное плацпарадное обучение, армия представляет собой пеструю разношерстную толпу, а не современную армию". Дальнейшие события подтвердили правильность этой оценки китайских войск.

Основная задача, которую ставило командование Квантунской армии перед пехотными и кавалерийскими частями, действовавшими в Жэхэ, заключалась в том, чтобы разгромить находившиеся в провинции "армии" китайских генералов и уничтожить антияпонские партизанские отряды, действовавшие с территории этой провинции против оккупированных районов Маньчжурии. Захват и присоединение к Маньчжоу-Го Жэхэ позволяли частям Квантунской армии выйти на подступы к Северному Китаю и Чахару и продолжать дальнейшую агрессию, как против Китая, так и против МНР, охватывая границы республики с югозапада.

Чтобы поразить китайское правительство стремительностью своих действий и вынудить его к большим уступкам в дальнейших переговорах, японское командование решило провести эту операцию в самый кратчайший срок. Для этого все части, принимавшие участие в боях, были моторизованы и оснащены современной военной техникой. В распоряжении ударной японской группировки находилось 150 орудий, 100 танков и бронемашин, 110 самолетов, бронепоезда, 100 автомашин и тысячи повозок. Ее общая численность составляла около 55 тысяч человек. Большую помощь японским войскам оказала и агентура японской разведки, вскрывшая силы и расположение китайских частей и сумевшая подкупить некоторых китайских командиров, что значительно облегчило действия Квантунской армии.

Японские танки и бронемашины вошли в состав смешанной механизированной бригады, которая была организована на территории Квантунской армии в 1933 году в Кунгчулинге. В ее состав вошли 4-й танковый полк легких танков, моторизованный пехотный полк, имевший в своем составе 177 автомобилей, отдельная разведрота легких танков из 17 танкеток Тип 94 "ТК", механизированный артиллерийский дивизион и инженерная рота в составе взвода из 5 огнеметных танков. В состав 4-го танкового полка входили штаб полка из 5 танков, 3 танковые роты в составе 15 танков каждая и резерв из 10 танков. Артиллерийский дивизион состоял из трех батарей 75-мм орудий Тип 90 на гусеничной тяге. Так как 4-й танковый полк был легкотанковым, его оснастили только танкетками Тип 94 и взводом из 5 средних танков Тип 89 "Чиро" Впоследствии с начала 1935 года на вооружение бригады стали поступать новые легкие танки Тип 95 "Хаго". Таким образом, в 1935 году на вооружении механизированной бригады находились танки трех типов.

Кавалерийские части поддерживали легкие танки Тип 92 вооруженные 13-мм и 6,5-мм пулеметами.

Кроме танков и бронеавтомобилей японцы использовали для поддержки своих войск трофейные китайские бронепоезда, преимущественно русской дореволюционной постройки.

20 февраля 1933 года японское наступление на провинцию Жэхэ началось. Китайские войска почти не оказывали сопротивления. Некоторые части отходили под натиском превосходящих японских сил, другие переходили на сторону японской армии вместе со своими командирами. Партизанские отряды после налетов японской авиации и первых же встречных боев или отходили на запад, или рассеивались по деревням. К 6 марта столица провинции город Чэндэ и основные административные центры были захвачены японскими войсками. Разрозненные и полностью деморализованные китайские части отошли за Великую китайскую стену и в провинцию Чахар.

После оккупации Жэхэ японские части начали продвигаться в провинцию Хэбэй, которую обороняли части 29-й китайской армии. Не получая поддержки со стороны правительства Чан Кайши, слабо вооруженные, они терпели одно поражение за другим. Уже к концу мая 1933 года передовые японские части подошли к Пекину и Тяньцзиню. Однако силы Квантунской армии тоже были измотаны в непрерывных боях, продолжавшихся несколько месяцев. В этой обстановке правительство Японии согласилось на мирные переговоры с правительством Чан Кайши. 31 мая 1933 года в местечке Тангу, около Тяньцзиня, представители китайского правительства подписали с японским командованием соглашение о перемирии. Китайское правительство признавало японский контроль над северовосточными провинциями и частью Северного Китая, а около Пекина и Тяньцзиня была образована обширная демилитаризованная зона, в которой размещались только японские войска. Подписанием этого перемирия завершился первый этап японской агрессии на Азиатском континенте.

Война в Китае
Планы японского командования

Eщe до полной оккупации Северо-Востоного Китая (Маньчжурии) японским генеральным штабом в конце сентября 1931 года был разработан документ, получивший название "Основные положения оперативного плана войны против России", (кроме прочего зтот документ предусматривал "выдвижение японских войск к востоку от Большого Хингана и быстрый разгром главных сил Красной Армии". После этого предусматривался захват Северной Маньчжурии и советского Приморья.

В мае 1933 года военный министр Садао Араки, выступая перед губернаторами страны, заявил: "Япония должна неизбежно столкнуться с Советским Союзом. Японии необходимо обеспечить себя путем военного захвата территории Приморья, Забайкалья и Сибири".

Японцы "обустраивали" Маньчжурию в военном отношении, как принято говорить капитально. За два года было построено свыше 1000 км железных дорог и проложено 2000 км шоссейных дорог. Большинство из них имели направление к дальневосточным границам СССР или шли вдоль нее. Далеко не все эти пути-дороги имели хозяйственное значение. Особенно это относилось к железнодорожной ветке от корейского порта Унгий (Юки) до приграничного с Маньчжоу-Го города Онсен (Нанье). На Маньчжурской территории она соединилась с железнодорожным путем Дуньхуа-Тумьшь. Эта была хорошая коммуникационная линия в направлении на Владивосток.

Маньчжурия становилась тем плацдармом на континенте, откуда Япония готовилась совершить "экспроприацию" территории своих соседей. Таковых было три Республика Китай, Монгольская Народная Республика и Советский Союз. В Токио, разумеется, желали сперва достичь военного успеха над слабейшим из соседей. В Маньчжоу-Го размещалась треть императорской армии пока еще 130-тысячная Квантунская армия.

В 1934 году в Маньчжурии находилось 3 пехотные дивизии, одна пехотная и 4 охранные бригады, 2 кавалерийские бригады, полк связи, железнодорожный полк, 3 танковых полка, которые впервые начали формироваться в 1932 году, тяжелые артиллерийские полки, а также различные технические части и подразделения жандармерии. Все войска были укомплектованы по штатам военного времени. Кванунекая армия имела на вооружении 300 самолетов современных типов, сведенных в три авиаполка, около 200 танков и 100 бронемашин, 20 бронепоездов и несколько десятков тяжелых полевых орудий.

В качестве союзника можно было привлечь и армию императора Пу И. Численность его мало боеспособных и плохо вооруженных войск в 1934 году составляла 70 тысяч человек (26 пехотных и 7 кавалерийских бригад).

Фактическим хозяином в Маньчжурии стало не столько токийское правительство, сколько высшее командование японской императорской армии. Оно управляло "свободным" государством Маньчжоу-Го, императором Пу И и его Кабинетом министров.

Маньчжурский театр военных действий обустраивался чрезвычайно быстро. К 1937 году здесь уже было 43 военных аэродрома и около сотни посадочных площадок. Квантунская армия состояла из 6 дивизий и имела свыше 400 танков, около 1200 орудий и до 500 самолетов. Для боевых действий в Китае с 1937 года в составе Квантунской армии стали формироваться отдельные бронетанковые подразделения поддержки пехотных соединений. Кроме двух механизированных бригад (одна из них в Маньчжурии. Прим. авт.) и двух отдельных танковых полков в течение 1935-1937 годов были сформированы отдельные танковые роты (21 рота), которые были приданы пехотным дивизиям и кавалерийским бригадам. В составе подобной танковой роты было от 10 до 17 танков Тип 89 "Чи-ро", Тип 94 или Тип 95 "Ха-го". Если рота была оснащена бронеавтомобилями, тогда она имела в своем составе от 12 до 15 бронеавтомобилей Тип 92 и Тип 93 "Сумида". Кавалерийские бригады поддерживали легкие танковые батальоны, имевшиеся в их составе. Каждый такой

батальон состоял из двух танковых рот, имевших на вооружении легкий кавалерийский танк Тип 92 различных модификаций.

Все это предназначалось, как было решено на Японских островах, для начала большой войны против Китайской Республики. Последняя переживала далеко не лучшие свои дни: ее армия была слаба, еще слабее выглядела промышленность, а центральному правительству Чан Кайши не подчинялись многие провинции.

Основным родом войск армии гоминьдана продолжала оставаться пехота, С 1931 по 1937 год китайцами было закуплено всего несколько десятков танков Vickers-Armstrong E и Pz.Kpfw. I Ausf.A, а также танкеток Carden-Lloyd M 1931, Fiat CV-33 и несколько германских легких бронеавтомобилей.

9 июня 1937 года в столицу Маньчжоу-Го прибыл высокий гость. Принц Хасимото, дядя императрицы Японии, инспектировал японские войска в Корее и Маньчжурии. На банкете, который был дан по случаю приезда принца, присутствовали офицеры штаба Квантунской армии во главе с его начальником генерал-лейтенантом Годзио. Во время банкета начальник штаба ознакомил инспектора с телеграммой, которая была отправлена им в Токио заместителю военного министра и помощнику начальника генштаба. Штаб Квантунской армии разработал операцию по захвату крупнейших центров Китая и портов восточного побережья и добивался поддержки своих планов в столице империи.

В телеграмме говорилось: "Если рассматривать теперешнюю обстановку в Китае с точки зрения военных приготовлений против СССР, наиболее целесообразной политикой является нанесение прежде всего удара по нанкинскому правительству и устранение угрозы нашему тылу". Как и при планировании и подготовке Маньчжурской операции, главное острие японской агрессии было нацелено против Советского Союза.

Принц связался с генштабом и военным министерством и предложил потребовать от правительства отправки в Маньчжурию для участия в планируемом наступлении на Пекин, Тяньцзинь, Шанхай и Нанкин нескольких дивизий, оснащенных новейшей техникой и вооружением. Хасимото и Годзио рассчитывали на то, что после захвата Нанкина Чан Кайши, лишившись столицы, пойдет на заключение мира. План операции, разработанный штабом Квантунской армии, был принят генштабом. Теперь нужен был только предлог для начала новой войны против Китая.
Бронеавтомобиль "Сумида" Тип 2593 ранней модификации, принадлежащая десантным отрядам военно-морского флота Японии. Машина окрашена в серый цвет, на борту кроме японского военно-морского флага надписи "Хоко-1уГ (Hokoku 1 - вверху) и "Нагаокаши го" (Nagaoka-shi go - внизу!. Смысловой нереид: 1-я машина, построенная на добровольные пожертвования жителей города Нагаока. Китай, середина 30-х годов, район города Цзинань (РГАКФД). Танк Тип 89 А первых серий выпуска, но с модифицированными гусеницами. Китай, вторая полвина ЗОгодов (АВЛ). Танки Тип 89 и Тип 94 в одной из китайских деревушек. Снимок сделан во второй половине 30-х го-Лов (АВЛ). Одна из ранних модификаций среднего японского танка Тип 89А. Скорее всего, эта машина принадлежит 7-му танковому полку японской армии. Китай, район города Шанхая, вторая половина 30-х годов (АВЛ).
Бои в центральном Китае

Танк оригинальной японской разработки Тип 89А "Чи-ро (Chi-ro) на маневрах в Китае. Эта машина также называвшаяся 89 Ко, была вооружен 57-мм пушкой Тип 50 (боекомплект 100 выстрелов) и 2 пулеметами Тип 91 калибра 6 мм (боекомплект 2745 патронов). Период 1934 -1935 годов (АВЛ).

Танк Тип 89 последних серий выпуска в Китае. Надпись на корпусе танка "Японская скорость". Вторая половина 30-х годов (АВЛ).

В ночь на 7 июля 1937 года рота японских солдат, принимавшая участие в учениях, попыталась проникнуть на территорию военного городка китайского подразделения. Китайские солдаты охраняли мост в районе местечка Лугоуцяо, в 12 километрах к юго-западу от Пекина. По боевой тревоге был поднят китайский караул, и завязалась его перестрелка с японскими солдатами. Этот местный инцидент явился  началом необъявленной  войны Японии  против  Китая,  продолжавшейся до сентября 1945 года.

На следующий день как по команде крупнейшие японские газеты вышли со статьями об инциденте и оповестили весь мир о том, что части 29-й китайской армии, расположенной в районе Пекина, совершили якобы нападение на японские войска и похитили японского солдата. Сообщалось также, что попытки отбить похищенного солдата не увенчались успехом и при этом будто бы погибли офицер и семь солдат. Это была явная провокация, так как китайские солдаты произвели в ходе перестрелки 7 июля всего лишь семь выстрелов. Никаких жертв с японской стороны не было, да и пропавший японский солдат вскоре был обнаружен. Но повод для начала военных действий был найден.

Через день, 9 июля, в местечко Фынтай в окрестностях Пекина прибыл японский отряд численностью около тысячи человек с 20 орудиями и 16 танками. Он переправился через реку Юндинхэ и начал наступление на китайские части 37-й пехотной дивизии. Наличных японских сил в районе Пекина было мало, и, чтобы выиграть время для их сосредоточения, китайскому правительству были предъявлены заведомо невыполнимые требования. Япония потребовала наказать "виновников инцидента", прекратить антияпонскую пропаганду, возобновить борьбу против китайских коммунистов, которую Чан Кайши в связи с усилением угрозы японской агрессии вынужден был временно прекратить, и отвести части 29-й армии из района Пекина.

В Северном Китае Япония располагала силами численностью около 10 тысяч человек. Части 29-й китайской армии имели около 40 тысяч. Численное превосходство было на их стороне, но техническим превосходством обладали японские части.

Для ведения "молниеносной" войны, а именно на такую войну и рассчитывали в Токио, в Китай нужно было направить подкрепления. Поэтому уже 11 июля премьер-министр Японии принц Коноэ созвал секретное совещание кабинета министров. На нем было принято решение об отправке дополнительного контингента войск в район боевых действий и объявлении призыва уволенных в запас солдат и офицеров, и в первую очередь артиллеристов, танкистов, летчиков. Численность войск, призываемых под императорские знамена из запаса, должна была составить 100 тысяч человек. Из Кореи в Северный Китай перебрасывалась 20-я пехотная дивизия, из Маньчжурии 1-я и 11-я пехотные бригады. Кроме того, еще 3 пехотные дивизии были приведены в боевую готовность и ждали отправки в Китай.

События в Китае развивались стремительно. 28 июля 1937 года японские войска заняли Пекин, 30 июля был занят Тяньцзинь. После перегруппировки и ввода в действие резервов японские войска в первой половине августа 1937 года начали бои в Центральном Китае. 12 августа японский десант при поддержке авиации и тяжелой морской артиллерии осадил крупнейший промышленный центр и порт страны Шанхай.

Помощь Китаю со стороны СССР

Китайские части, слабо вооруженные, с малочисленной устаревшей артиллерией, не имевшие современных танков и самолетов, отступали в глубь страны. Японские войска превосходили их по артиллерии в 5 раз, по авиации в 13 раз, по танкам в 36 раз. При таком соотношении сил первостепенной задачей для китайской армии являлось ее оснащение современным вооружением и боевой техникой. Но своей военной промышленности Китай не имел. Не было у него и достаточных запасов иностранной валюты, чтобы закупить вооружение в развитых капиталистических странах. Единственная надежда была на помощь Советского Союза.

12 июля 1937 года, через несколько дней после начала японской агрессии в Китае, представители китайского правительства обратились к советскому послу в Китае Д.В. Богомолову с просьбой выяснить у руководителей Советского правительства возможность получения кредитов для закупки советского вооружения и военной техники. Переговоры велись конфиденциально, сообщений в газетах о них не было, и все-таки о самом факте переговоров и их содержании стало известно японской разведке. И уже 15 июля шанхайский корреспондент влиятельной японской газеты "Ници-Ници", ссылаясь на осведомленные источники, писал: "Нанкипское правительство прилагает все усилия к достижению соглашения с Советским Союзом по вопросу об оказании помощи Китаю..." Корреспондент отмечал, что "переговоры ведутся с советским полпредом в Китае Богомоловым и через китайского посла в Москве".

Уже через три недели, то есть в начале августа, советский полпред, получив указание из Москвы, заявил от имени правительства СССР, что необходимые кредиты для закупки советского вооружения и боевой техники могут быть предоставлены правительству Китая. Отношения между двумя странами вступали в новую фазу. Этому способствовало и то, что 21 августа 1937 года между Советским Союзом и Китаем был подписан договор о ненападении. Подписание договора произвело ошеломляющее впечатление в Токио. Министерство иностранных дел островной империи в специальном заявлении отмечало, что договор между СССР и Китаем представляет "величайшую угрозу Японии", и не случайно в японских правящих кругах его подписание расценивалось как дипломатическое поражение Японии.

После подписания договора вопросы, связанные с оказанием военной помощи Китаю, решались значительно быстрее. С правительством Китая была достигнута договоренность о посылке в Москву специальной военной делегации для ведения переговоров о закупках советского вооружения и военной техники. Уже 8 сентября 1937 года заместитель начальника Генерального штаба РККА комдив К.А. Мерецков, только недавно вернувшийся из Испании, встречал на Центральном аэродроме самолет, на котором в Москву прибыла китайская военная делегация во главе с генералом Ван Цзе.

На переговорах китайские представители просили предоставить Китаю новейшую военную технику и в первую очередь танки, самолеты, зенитную и противотанковую артиллерию. Эта просьба была сразу же удовлетворена. Уже 11 сентября было решено предоставить Китаю 82 танка Т-26, 20 зенитных орудий, 50 противотанковых пушек и боеприпасы. Была удовлетворена и просьба китайской делегации о направлении в Китай советских инструкторов для эксплуатации советской боевой техники и обучения офицеров и солдат китайской армии. 16 сентября было принято специальное постановление о поставке военной техники Китаю, а на следующий день решение Советского правительства было сообщено китайской делегации.

Весь комплекс мероприятий, связанных с оказанием военной помощи Китаю, был зафиксирован в специальных документах, подписанных представителями Советского Союза и Китая. В них определялось количество вооружения, сроки поставок, маршруты следо вания военных грузов. Было принято решение не упоминать в печати о военной помощи Китаю, о советских инструкторах и советниках в частях китайской армии.

К 1 октября 1937 года подготовка большой партии вооружения и боевой техники для отправления в Китай была закончена. Зафрахтовали два английских парохода, которые должны были принять в Одессе и Севастополе специальный груз и доставить его, избегая японского контроля, в Гонконг. В дальнейшем, кроме Гонконга, портами назначения военных поставок были избраны Хайфон во Французском Индокитае и Рангун в Бирме. От их причалов советские грузы доставлялись в Китай или на автомашинах, или по железной дороге.

Путь до Китая был долгим. Английские пароходы прибыли в Одессу и Севастополь только в начале ноября. Затем последовал морской переход до Гонконга через Суэцкий канал и Индийский океан, движение грузов по слабо развитой транспортной сети в Южном Китае. И только в марте 1938 года в китайский город Сянтань вместе с инструкторами прибыли танки Т-26. Несколько месяцев ушло на подготовку китайских офицеров, обучение экипажей, формирование подразделений. В августе 1938 года первая в истории китайской армии 200-я механизированная дивизия, созданная на базе советской военной техники, была готова к боевым действиям. По просьбе китайского правительства советские инструкторы, находившиеся в Китае, были использованы в качестве советников при танковых частях.

Китайский легкий танк Vickers 6 ton Model E type А в засаде. В 1935 году китайским правительством было закуплено 20 танков модификации F. Китай, район Нанкина, середина 30-к годов

Vickers 6 ton Model Etype F, подготовленный для отправки в Китай. Данные машины имели нишу в башне танка и оснащались радио станцией Marconi type G2A. Основное вооружение -47-мм короткоствольная пушка. Камуфляж танка четырехцветный. Он состоял из зеленых, коричневых, желтых и серых пятен, разделенных черными полосами (АВЛ).

Солдаты японского десантного отряда флота на улице одного из китайских городов. Китай, вторая половина 30-х годов (РГАКФД).

Японский бронеавтомобиль Тип 87 (Vickers-Crossley M25) из состава японского флота на улице Шан
хая. 1932 год (РГАКФД).

В декабре 1937 года представители Китая в Москве обратились к Советскому правительству с новой просьбой о поставке военной техники для китайских войск, понесших большие потери за первые шесть месяцев войны. Речь шла о полном оснащении оружием 20 пехотных дивизий. Просьба китайского правительства была удовлетворена. На два английских парохода, зафрахтованных правительством Китая, в Севастополе погрузили 320 орудий, 900 пулеметов, винтовки, патроны, снаряды. В начале апреля 1938 года пароходы благополучно прибыли в Гонконг и стали под разгрузку.

В июле 1938 года было принято новое решение о продаже Китаю в счет предоставленных кредитов крупной партии вооружения, боеприпасов и военной техники. Это было связано с тем, что в первой половине 1938 года китайские войска понесли особенно большие потери. В Севастополе в трюмы английского парохода "Стэнхолл" было погружено 300 орудий, 2 тысячи пулеметов и другое вооружение. 23 ноября 1938 года пароход прибыл в столицу Бирмы Рангун, откуда грузы были переправлены в Китай. Оружие, поступившее из Советского Союза, позволило китайскому командованию вооружить войска Южного фронта, понесшего тяжелые потери в Уханьской оборонительной операции, и остановить продвижение японских войск.

В первой половине 1938 года Советский Союз предоставил Китаю кредиты на льготных условиях на сумму 100 млн. долларов. В Китай были направлены 477 самолетов, 82 танка, 725 пушек и гаубиц, 3825 пулеметов, 700 автомашин, большое число боеприпасов. Всего с октября 1937 года по октябрь 1939 года СССР поставил Китайской Республике 985 самолетов, более 1300 артиллерийских орудий, свыше 14000 пулеметов, а также боеприпасы, различное оборудование и снаряжение.

В 1938 году одновременно с поставками вооружения и боевой техники в Китай по просьбе китайского правительства была направлена группа советских военных советников. Решение об их отправке было принято 17 мая 1938 года. Для оказания помощи командному составу китайской армии в Китай направлялись 60 советских специалистов. Они помогали разрабатывать планы операций, налаживали управление войсками, консультировали китайских генералов и офицеров во время боевых действий. Плодотворно работали в Китае главные военные советники М.И. Дратвин, К.М. Качанов, А.И. Черепанов, В.И. Чуйков, старшие военные советники П.Ф. Батицкий, И.П. Алферов, А.Н. Боголюбов, советники по отдельным родам войск: авиации, танкам, артиллерии, инженерным войскам.

Советские военные советники пользовались в Китае большим авторитетом и влиянием. Первая их группа прибыла туда в конце мая 1938 года, а уже 13 сентября 1938 года китайский посол в Москве Ян Цзе с большой похвалой отозвался об их работе. Он сообщил, что советские советники распределены по военным округам и фронтам, пользуются у командования заслуженным авторитетом и "проявляют огромнейшее рвение в своей работе".

Немалое значение для хода японо-китайской войны в 1937-1939 годах имели поставки в Китай советской авиационной техники. В первых же боях после начала войны китайская армия потеряла около двух третей всех своих боевых самолетов, значительную часть летного состава. К октябрю 1937 года в строю китайских военно-воздушных сил осталось только 130 самолетов. Они не могли оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления японской авиации, которая господствовала в небе Китая. Японские летчики безнаказанно, как на учениях, бомбили все без разбора, в том числе в районах, где не было ни войск, ни военных объектов. Под развалинами гибли мирные жители, старики, женщины, дети.

Поэтому уже 11 сентября 1937 года Советское правительство приняло решение о поставке Китаю в счет кредитов 225 самолетов-истребителей И-15 и И-16, бомбардировщиков СБ, 6 тяжелых бомбардировщиков ТБ-3. Для эксплуатации этой боевой техники, а также для обучения солдат и офицеров китайской армии в Китай были отправлены 89 советских авиационных специалистов.

Так как своих опытных летных кадров китайская авиация уже почти не имела, китайская делегация обратилась к Советскому правительству с просьбой направить в Китай советских летчиков-добровольцев. Эта просьба китайского правительства была также удовлетворена. Наркомат обороны получил указание укомплектовать лучшими летчиками-добровольцами эскадрилью бомбардировщиков СБ и эскадрилью истребителей И-16 и направить их в Китай.
Японский грузовик с морской пехотой и легкая танкетка Тип 8с в Шанхае. Китай, март 1932 года (АВЛ). Ранний вариант танка Тип 89 с гусеницами нового образца. Машина принадлежит десантным отрядам японского флота, поэтому она имеет на борту корпуса изобракения варианта японского военно-морского флага, а на передней части корпуса эмблему десантных морских отрядов- изображение хризантемы на фоне морского якоря. Танк окрашен серой корабельной краской императорского японского флота. Япония, вторая половина 30-х Танк Тип 89 позд них сери выпуска. Ки-тай, вторая полвинэ 30-х годов. Танк Тип 89 позднего периода выпуска на маневрах в Китае Снимок сделан во второй половине 30-х годов (АВЛ).

Для транспортировки в Китай самолетов использовалась воздушная трасса, связывавшая Алма-Ату с небольшим китайским городом Ланьчжоу. Бомбардировщики перегонялись по этой линии протяженностью в несколько тысяч километров, используя промежуточные аэродромы для посадки и заправки горючим. Истребители перевозились в разобранном виде на машинах из Алма-Аты до Хами. Там они собирались, проверялись и своим ходом доставлялись в Ланьчжоу, где находился конечный аэродром трассы.

Все делалось оперативно. Уже к 1 декабря 1937 года на базе в Ланьчжоу китайские представители приняли 86 советских самолетов. В конце 1937 года в Китай, помимо двух уже отправленных эскадрилий, был отправлен личный состав еще одной эскадрильи бомбардировщиков СБ под командованием Ф.П. Полынина и эскадрильи истребителей И-15 под командованием А.С. Благовещенского.

21 ноября 1937 года в небе над Нанкином в схватке с 20 японскими самолетами участвовало семь советских летчиков-добровольцев, которым удалось сбить два японских самолета. 1 декабря новый бой советских истребителей с японскими бомбардировщиками, пытавшимися прорваться к Нанкину. Противник потерял в этом бою несколько самолетов. В последующие дни над Нанкином происходили почти ежедневные воздушные схватки. Бомбардировщики СБ, пилотируемые советскими летчиками, совершали налеты на захваченный японской армией Шанхай и японские суда на шанхайском рейде.

Основная тяжесть борьбы в воздухе и защиты китайских городов от японских бомбардировок ложилась на плечи советских летчиков-добровольцев. В феврале 1938 года начались бои за город Ухань, в котором успешно участвовали советские летчики. 18 февраля они сбили 12 японских самолетов. После этого боя японская авиация два месяца не появлялаеь над городом. Советские летчики, прикрывавшие Ухань, стали почетно называться местным населением Китая "мечом справедливости".

Всего с 8 июля 1937 по 1 мая 1938 года китайская авиация, решающая роль в успехах которой принадлежала советским летчикам-добровольцам, сбила и уничтожила на аэродромах 625 японских самолетов. Японские военно-воздушные силы потеряли убитыми и ранеными более 1200 человек. Были разгромлены такие японские эскадрильи, как "Воздушные самураи", "Четыре короля воздуха", "Баки кодзу" и "Сасебо", считавшиеся непобедимыми. Такие потери не предусматривались японским генеральным штабом, рассчитывавшим на молниеносную воину и легкую победу.

Родина высоко оценила мужество и доблесть советских летчиков. Четырнадцати из них было присвоено звание Героя Советского Союза. Среди них Ф.П. Полынин, Т.Т. Хрюкин, Г. П. Кравченко, СВ. Слюсарев, СП. Супрун, АЛ. Губенко, который в одном из воздушных боев впервые в истории советской авиации применил воздушный таран. Его подвиг был потом повторен советскими летчиками в небе над Халхин-Голом. Но не всем добровольцам удалось вернуться на родину. В боях за освобождение китайского народа отдали свою жизнь более 200 советских добровольцев, и среди них командиры отряда бомбардировщиков Г.А. Кулишенко и отряда истребителей А.С Рахманов.

А в охваченный огнем войны Китай поступали новые вооружения, боеприпасы, горючее, медикаменты все то, в чем нуждались китайские войска, сражавшиеся против японских захватчиков.

Благодаря советской военной помощи, а также поставкам из других стран к середине 1939 года Китай развернул крупные вооруженные силы: 245 пехотных, 16 кавалерийских и одну механизированную дивизию (всего 3 млн. человек). Китайская армия имела 800 тысяч винтовок, 50 тысяч пулеметов, 1075 орудий, 213 танков, 150 самолетов.
Танкист в обмундировании образца 1930 года у своего танка. На фотографии представлена машина Тип 35 (другое название тип 2594) поздних серий выпуска (АВЛ). Советские танки Т-26 образца 1933 года на параде в Хабаровске. 82 таких танка были поставлены в Китай для укомплектования 200-й механизированной дивизии гоминьдана. 7 ноября 1937 года (РГАКФД). Обучение танкистов ОКДВА. Дальневосточные районы СССР, 1938 год).

Публикация подготовлна  8.09.2007 г. на основе одноимённой книги И.Мощанского, И.Хохлова и др. материалов 

Оглавление

 

 

Hosted by uCoz